Заявление Банка России: Ставка вошла в пространство неосязаемого

Заявление Банка России: Ставка вошла в пространство неосязаемого

Ставку понизили после замедления инфляции, которая реагирует на падение потребительского спроса

Эльвира Набиуллина   
Фото: Гавриил Григоров/ТАСС

Эльвира Набиуллина возглавила Центробанк в июне 2013 года, а уже спустя восемь месяцев крутой геополитический разворот поставил перед денежно-кредитной политикой экстренные задачи — любой ценой бороться с галопирующими девальвационными и инфляционными рисками. На этом пути было и «временное», ставшее постоянным, повышение ставки до 7% с «докрымских» 5,5%, и памятное 16 декабря 2014 года, когда ЦБ «под покровом ночи» внезапно поднял ключевой индикатор сразу на 6,5 процентного пункта — до 17%.

Не только противостояние на международной арене и временами неблагоприятная конъюнктура сырьевого рынка мешали ЦБ свернуть жесткую ДКП. Были и сугубо внутренние факторы – к примеру, рост ставки НДС, на который регулятор реагировал «упреждающим» повышением ставки. Но не было бы счастья, да несчастье помогло: слабый потребительский спрос задушил инфляцию уже к весне. В итоге летом Центробанк перешел к циклу смягчения ставки, который быстро, в три последовательных шага, привел ее на неизведанную доселе территорию. Отныне ключевая ставка равна 7%, а это верхняя граница диапазона нейтральности при таргете в 4%.

«После пяти лет движения от жесткой к умеренно жесткой и далее к нейтральной денежно-кредитной политике мы, наконец, вошли в область значений ключевой ставки, которую мы расцениваем как вероятный диапазон нейтральной ставки», – такой сводкой с фронта денежно-кредитных действий начинается последняя главка заявления Набиуллиной по итогам совета.

«С учетом принятого сегодня решения ключевая ставка находится на верхней границе этого диапазона от 6 до 7% в номинальном, или, что то же самое, от 2 до 3% в реальном выражении при ожидаемой инфляции 4%», – сказала глава ЦБ.

Сигнал о возможности дальнейшего снижения ставки на одном из трех ближайших заседаний в заявлении Банка России остался, пусть и в несколько смягченном виде. Это значит, что еще до конца года – например, на октябрьском, или на декабрьском опорном заседании – ставка может продолжить путешествие в стране нейтральности. Впрочем, ее границы весьма размыты (об этом глава ЦБ на пресс-конференции говорила много и настойчиво), да и они могут поменяться.

«Оценка уровня нейтральной процентной ставки – это не «точка», а область значений. Она зависит от широкого набора как внутренних, так и глобальных факторов, а также от трансмиссионного механизма денежно-кредитной политики. И может меняться с течением времени под воздействием этих факторов. Поэтому потребуется время, чтобы нащупать границы этой «области нейтральности», убедиться в том, что они соответствуют нашим текущим оценкам. Либо, при необходимости, эти оценки уточнить», – сказала Набиуллина.

Плоскости инфляции

Прогнозы ЦБ, в частности по инфляции, часто отличались консервативностью, за что Банк России не раз подвергался критике со стороны представителей финансово-экономического блока правительства. Так было год назад, когда ЦБ спрогнозировал инфляцию на 2019 год на уровне 5-5,5%, тогда как правительство ожидало ее на уровне 4,3%. Первый вице-премьер – министр финансов Антон Силуанов в минувшем сентябре назвал ожидания Банка России завышенными, а первый зампред ЦБ Ксения Юдаева ответила, что это лучший прогноз, исходя из предположений дальнейшего развития ситуации (в первую очередь из-за эффектов влияния повышения НДС на цены).

Минэкономразвития на прошлой неделе понизило прогноз по инфляции на 2019 год до 3,8% с 4,3%, Банк России в пятницу снизил его лишь до 4,0-4,5% c 4,2-4,7%.

В 2020 году Минэкономразвития ожидает инфляцию на уровне 3%, ЦБ – 4%. Расхождения в этих прогнозах связаны с разной оценкой перспектив замедления потребительского кредитования в следующем году, объяснила Эльвира Набиуллина.

«Отличие прогнозов Минэкономразвития и ЦБ было всегда, мы обсуждали эти различия. У нас различаются позиции по потребительскому кредитованию и соответственно по инфляции. По оценкам наших специалистов, различия в оценке инфляции между нами вызваны как раз различием в оценке динамики потребительского кредитования. На наш взгляд, эти оценки (Минэкономразвития по росту потребкредитования в 2020 году – ИФ) слишком занижены», – сказала глава ЦБ на брифинге в пятницу. Она в очередной раз подчеркнула, что Банк России не видит со стороны потребкредитования рисков для финансовой стабильности, считает принятые меры достаточными для охлаждения этого сектора.

Экономика

06 сентября 2019ЦБ снизил ключевую ставку до минимума с 2014 годаЧитать подробнее

Прогноз Минэкономразвития по инфляции на 2020 год исходит из замедления роста потребкредитования до 4% – такая оценка удостоилась от главы ЦБ, пожалуй, максимально жесткого из возможных в публичной полемике эпитетов. «4% – это нереалистичная, на наш взгляд, динамика потребкредитования, – сказала глава ЦБ. – Мы оцениваем динамику потребкредитования на уровне 10%. В целом 10-15%, ипотека около 20%, а потребительское кредитование около 10%». В 2019 году ЦБ ожидает рост потребкредитования в интервале 15-20%.

Комментируя расхождения в прогнозе по инфляции на 2019 год, Набиуллина отметила, что «когда мы делаем свою оценку на этот год в 4-4,5%, учитываем, что по большинству показателей, которые характеризуют устойчивые факторы инфляции – а это не один показатель монетарной инфляции – мы рассматриваем более двадцати видов показателей, которые характеризуют те или иные аспекты поведения инфляции, то, по нашим оценкам, по большинству показателей сейчас уровень инфляционного давления соответствует где-то уровню около 4%».

«Плюс к этому мы оцениваем те факторы, которые могут быть наиболее вероятными до конца года – и проинфляционные, и дезинфляционные, и, на наш взгляд, они сейчас сбалансированы, поэтому мы делаем такой прогноз», – добавила председатель Банка России.

Инфляция в России в 2018 году составила 4,3%, несколько превысив верхнюю границу прогноза ЦБ в 3,9-4,2% и оказавшись существенно выше прогноза правительства в 3,4%.

Бюджет уже не страшен?

В июльском заявлении ЦБ подчеркнуто подробно остановился на факторе бюджетных расходов, которые все никак не могут набрать требуемый нацпроектами ритм. Заметных невооруженному глазу изменений в этой сфере пока не произошло, но ЦБ «бюджетную» риторику явно смягчил.

Как отмечает в своем обзоре экономист Barclays по РФ Лиза Ермоленко, решение ЦБ о снижении ключевой ставки было ожидаемым, гораздо интереснее сопутствующий комментарий регулятора, показавший, что ЦБ сохраняет «голубиный» тон.

«Мы отмечаем два ключевых момента из заявления ЦБ. Во-первых, регулятор отметил слабость внешних условий и риски для инфляции и роста российской экономики. Во-вторых, похоже, что ЦБ стал меньше беспокоиться относительно потенциального резкого увеличения бюджетных расходов, заявив, что «рост бюджетных расходов во второй половине 2019 — начале 2020 года, вероятно, будет иметь более распределенный во времени характер, что снижает риски проинфляционного эффекта со стороны данного фактора». Тем не менее, регулятор еще рассматривает это как ключевой риск для своих прогнозов. «Голубиная» тональность комментария ЦБ подтверждает наше мнение о том, что цикл смягчения денежно-кредитной политики еще предстоит продолжить», – пишет Ермоленко.

«ЦБ вновь ожидаемо понизил ключевую ставку на 25 б.п. до 7,00%, то есть верхней границы его оценки нейтральной ставки в 6-7%. Решение снова было продиктовано отсутствием инфляционных рисков и слабым ростом экономики. Не изменился и перечень рисков — повышенные инфляционные ожидания, внешние угрозы (замедление мирового роста, волатильность финансовых рынков) и инфляционные эффекты бюджетной политики, включая возможное расходование части нефтегазовых дополнительных доходов ФНБ после достижения отметки в 7% от ВВП», – говорится в обзоре главного экономиста РФПИ Дмитрия Полевого.

Экономист обращает внимание на то, что из заявления ЦБ исчезла фраза о нормализации денежно-кредитной политики в первом полугодии 2020 года, отражая факт достижения верхней границы нейтрального диапазона в 6-7%. «Слова же об «…оценке целесообразности дальнейшего понижения ставки на одном из ближайших заседаний» явно указывают на высокую значимость выходящей статистики для дальнейших решений и достаточный уровень гибкости в обе стороны», – считает Полевой.

«Несмотря на сохранение «бюджетных» рисков среди основных угроз, ссылка на них, с нашей точки зрения, сегодня выглядит чуть менее жестко и убедительно, чем в предыдущей версии, т.е. «возможно, но не гарантировано», – отмечает Полевой. «Что касается локальных рисков, то высказанные ЦБ опасения относительно возможных «бюджетных» эффектов, с нашей точки зрения, преувеличены, как это было в прошлом году с историей о повышении НДС. Явные драйверы для быстрого роста доходов населения пока не просматриваются, поэтому их повышенные инфляционные ожидания больших угроз не несут. Напротив, целевая модель роста ВВП через поддержку инвестиций/экспорта выглядит менее инфляционной, особенно до тех пор, пока существенно не возрастет эффективность госрасходов», – полагает он.

Оттенки коммуникации

Главный экономист ING Bank по РФ Дмитрий Долгин отмечает разное впечатление, сложившееся у него от комментария регулятора и от пресс-конференции председателя ЦБ Эльвиры Набиуллиной.

«На мой взгляд, на пресс-конференции тональность была не такой мягкой, как в комментарии. То есть, комментарий письменный – да, он выглядит так, как будто ЦБ проигнорировал рост волатильности на финансовых рынках и продолжает, так скажем, курс на смягчение, и при этом еще указывает на ухудшение ожиданий по экономическому росту. И из этого могло бы сложиться неверное впечатление о том, что ЦБ таким образом пытается поддерживать экономический рост. А в пресс-конференции коммуникации немножко корректируются. Во-первых, важно то, что, глава ЦБ не подтвердила изменение диапазона нейтральной ставки. Потому что возникли ощущения у некоторых участников рынка — фраза исчезла из комментария, и это может означать изменение диапазона. На самом деле – нет, и это хорошее утверждение», – сказал Долгин.

«И, во-вторых, мне кажется, важно, что в ответ на реплику о высокой стоимости денег от кого-то из журналистов, глава ЦБ указала на рост прибыли компаний и рост средств на корпоративных счетах. И это подчеркивает необходимость стимулирования компаний к инвестированию собственных средств, а для этого нужно улучшение инвестклимата. То есть это все не отменяет вероятности дальнейшего снижения ставки, если рыночные условия будут благоприятными, но подчеркивает то, что ЦБ все-таки сохраняет осторожный подход, и это позитивно», – прокомментировал Долгин решение регулятора.

«Хотя понижение на 25 б.п. мы считали нашим базовым сценарием, накануне заседания мы не исключали и более агрессивного понижения на 50 б. п. на фоне быстрого замедления инфляции в августе. Сегодня ЦБ сделал выбор в пользу более осторожного подхода, что подтверждается решением ЦБ понизить прогноз по инфляции на конец 2019 г. только до 4,0-4,5% г/г, а не ниже. Но при этом еще одно снижение ставки до конца года сейчас точно стоит на повестке дня, и как сказано в пресс-релизе, монетарные власти рассмотрят его необходимость, «оценивая риски со стороны внутренних и внешних условий и реакции на них финансовых рынков», – пишет в обзоре главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова.

«Я не ожидал, что ставка будет снижена. Продолжаю видеть в среднесрочной перспективе целую серию проинфляционных факторов, которые могут привести к ослаблению ценовой и финансовой стабильности. Поэтому в этих условиях я ожидал, что ЦБ будет снижать ставку, но, возможно, не на сегодняшнем заседании», – отметил главный экономист «БКС Глобал Маркетс» Владимир Тихомиров.

«ЦБ признал наличие проинфляционных факторов, может быть, не в ближайшей, а в среднесрочной перспективе, как со стороны потребительского спроса, так и со стороны бюджетных расходов. На мой взгляд, это говорит о том, что ЦБ будет склонен с осторожностью подходить к шагам в сторону смягчения денежной политики в будущем, взвешивая возможные эффекты от этих факторов», – полагает Тихомиров.

«Регулятор вновь подчеркнул важность учета параметров бюджетной политики в своих прогнозах, которые могут иметь проинфляционный характер (решение об использовании ФНБ свыше 7% ВВП)», – говорится в обзоре аналитика Газпромбанка Сергея Коныгина.

Как отмечает экономист Morgan Stanley по РФ Алина Слюсарчук, сентябрьское заявление менее конкретно в части дальнейшего смягчения политики по сравнению с июлем. «ЦБ РФ заявил, что если ситуация будет развиваться в соответствии с базовым прогнозом, он «будет оценивать целесообразность дальнейшего снижения ключевой ставки на одном из ближайших заседаний совета директоров», что означает одно из трех предстоящих заседаний в октябре, декабре или феврале. В июле же ЦБ «признал возможность дальнейшего снижения ставок». Кроме того, ЦБ теперь видит, что в 2019 году инфляционные риски сбалансированы, тогда как в июле он наблюдал преобладание дезинфляционных рисков», – пишет эксперт.

Главный экономист Deutsche Bank Петр Сидоров также обращает внимание на изменение формулировки в заявлении ЦБ относительно дальнейшего снижения ставки на предстоящих заседаниях с «допускает возможность» в июльском комментарии до «оценит целесообразность» в сентябрьском.

Внешний фактор

«ЦБ рассматривает риск замедления мировой экономики исключительно через «призму» волатильности рубля и финансовых рынков, хотя их негативное влияние уже ощущается через снижение экспорта и деловых настроений и растущего потенциала для смягчения политики крупнейшими Центробанками, что все вместе совсем не обязательно должно потребовать относительно более жесткой/осторожной монетарной политики в РФ», – говорится в обзоре Дмитрия Полевого.

«Уровень неопределенности в мировой экономике остается высоким, как и риски ее дальнейшего замедления. Поэтому крупнейшие Центробанки, вероятно, продолжат смягчать политику для эффективного управления рисками. Прогнозы по инфляции для основных регионов мира также в основном выглядят благоприятно относительно уровней 2018года», – пишет Полевой.

Одним из факторов, ограничившим действия ЦБ, по мнению Орловой из Альфа-банка, стали глобальные риски, оказавшие давление на курс рубля: «Пресс-релиз указывает на значительное изменение связи между внешней конъюнктурой и действием ЦБ. В первом полугодии текущего года смягчение риторики ФРС было тем благоприятным фактором, который позволил ЦБ понизить ставку. Сейчас, по мере усиления опасений по поводу замедления глобального роста и ослабления курса рубля до 67 руб./$1 в августе, внешние факторы будут сдерживать возможности ЦБ по снижению ставки в будущем», – говорится в обзоре Альфа-банка.

«Набиуллина на пресс-конференции сказала, что есть еще эффект переноса от ослабления рубля на инфляцию, который они уже закладывают в свой прогноз по инфляции. Но, собственно говоря, дальнейшая динамика курса рубля пока не определена, она во многом будет зависеть от того, как будет складываться ситуация в глобальной экономике, а там тоже очень много неизвестного, поэтому если брать, скажем, более пессимистичный сценарий, что торговые войны будут продолжаться и экономики будут замедляться, и, соответственно, цены на сырье будут находиться под давлением, то вполне возможно, что мы можем увидеть еще новые волны девальвации рубля с соответствующим переносом на инфляцию», – полагает Тихомиров из БКС.

По мнению аналитика Газпромбанка Сергея Коныгина, инфляционные риски сместились в сторону внешних факторов. «Торговые войны усиливают волатильность на мировых товарных и финансовых рынках, при этом внутренние инфляционные факторы остаются сбалансированными», – отмечает он.

Прогнозы

Экономист Barclays ожидает еще двух снижений ключевой ставки на 25 базисных пунктов в декабре этого года и в начале 2020 года – до 6,50%. «А если расходы, связанные с национальными проектами, окажутся более ограниченными, чем ожидается, ставка может быть еще ниже», – отмечает Лиза Ермоленко.

По мнению Полевого из РФПИ, последние данные по инфляции позволяют ждать ее на уровне 3,6-3,8% к декабрю с дальнейшим снижением вплоть до 2,9-3,2% в первом полугодии и возвращением к 3,5-3,7% к концу года. «Иными словами, вернуться к 4% цели по инфляции, по нашим прогнозам, регулятор сможет не ранее 2021 года. Поэтому мы остаемся в числе немногочисленных (пока) сторонников более агрессивного снижения ставки, допуская ее еще одно понижение на 25 базисных пунктов до конца года (возможно, в декабре) с целевым диапазоном 6,00-6,25% на второе полугодие 2020 года против более сдержанных рыночных ожиданий (6,50-6,75%)», – пишет экономист.

Долгин из ING ожидает снижения ставки на 25 базисных пунктов в декабре. «На октябрьском не жду снижения. Там будет много всякой неопределенности. Если снижение будет, то на опорном заседании 13 декабря», – сказал экономист.

«Сегодняшнее заявление со стороны ЦБ и Эльвиры Набиуллиной я трактую как то, что процесс нормализации денежной политики в основном завершен. Снижения ставки после трех шагов, которые мы видели с июня, наверное, сейчас подошли в основном к концу, так что я до конца года не ожидаю снижения ставки – несмотря на то, что я ожидаю продолжения снижения инфляции. Возможно, в начале следующего года ЦБ может вернуться к вопросу о новом снижении ставки, но это в зависимости от того, где конкретно будет инфляция и особенно, где будут находиться рынки и курс рубля, и, соответственно, ожидание перспектив глобальной экономики на тот момент. Так что, это период 3-4 месяцев, прежде чем регулятор начнет рассматривать вопрос о снижении. На двух заседаниях, которые остались до конца года, я пока не ожидаю снижения», — сказал Тихомиров.

«В данный момент вероятным выглядит еще одно понижение ставки на 25 б. п. до конца этого года на заседании 25 октября. В то же время риски роста бюджетных расходов могут материализоваться ближе к концу года и создать неопределенность для решения ЦБ. Индексация зарплат госслужащих и финансирование нацпроектов — ключевые факторы для наблюдения в ближайшие месяцы», – пишет Орлова из Альфа-банка.

«Мы расцениваем решение ЦБ как намек на то, что регулятор не видит срочной необходимости в следующем понижении, и планирует снижение более медленными темпами, по крайне мере, с паузой в октябре. Мы ожидаем следующего понижения ставки на 25 базисных пунктов до 6,75% в феврале, учитывая неопределенность в отношении решений по бюджету 2020 года и использованию ФНБ, хотя существует риск того, что оно может состояться и ранее в декабре в связи с более низким ИПЦ. Любое дальнейшее потенциальное смягчение будет зависеть от параметров бюджетной политики и решений о расходах ФНБ», – говорится в обзоре Morgan Stanley.

По мнению Коныгина, вероятность дальнейшего понижения ставки до конца года уменьшилась. «Нарастание внешних рисков, которым ЦБ в пресс-релизе уделил особое внимание, на наш взгляд, не позволит пойти на дальнейшее снижение ставки до конца года. На наш взгляд, риторика пресс-релиза в целом была более сдержанной, чем на предыдущем заседании ЦБ. Мы считаем, что регулятор вернется к смягчению политики не ранее первого квартала 2020 года», – пишет эксперт.

Сидоров из Deutsche Bank ожидает еще одно снижение ставки на 25 базисных пунктов до конца года – до 6,75%.

Александр Исаков из «ВТБ Капитала» полагает, что в октябре ЦБ возьмет паузу, в декабре снизит ставку на 25 б.п. и добавит еще один шаг вниз в марте следующего года.

Заявление от 6 сентября

Совет директоров Банка России 6 сентября 2019 года принял решение снизить ключевую ставку на 25 б.п., до 7,00% годовых. Продолжается замедление инфляции. При этом инфляционные ожидания остаются на повышенном уровне. Темпы роста российской экономики по-прежнему складываются ниже ожиданий Банка России. Усилились риски существенного замедления мировой экономики. До конца года риски ускорения и замедления инфляции сбалансированы. В этих условиях и с учетом фактической динамики инфляции Банк России снизил прогноз годовой инфляции по итогам 2019 года с 4,2-4,7 до 4,0-4,5%. В дальнейшем, по прогнозу Банка России, с учетом проводимой денежно-кредитной политики годовая инфляция останется вблизи 4%.

При развитии ситуации в соответствии с базовым прогнозом Банк России будет оценивать целесообразность дальнейшего снижения ключевой ставки на одном из ближайших заседаний Совета директоров. Банк России будет принимать решения по ключевой ставке с учетом фактической и ожидаемой динамики инфляции относительно цели, развития экономики на прогнозном горизонте, а также оценивая риски со стороны внутренних и внешних условий и реакции на них финансовых рынков.

Динамика инфляции. Продолжается замедление инфляции. Годовой темп прироста потребительских цен в августе снизился до 4,3% (с 4,6% в июле 2019 года). Годовая базовая инфляция по итогам августа также снизилась и составила 4,3% после 4,5% в июле. Большинство показателей инфляции, отражающих наиболее устойчивые процессы ценовой динамики, по оценкам Банка России, находятся вблизи 4%.

Сдерживающее влияние на инфляцию оказывает динамика потребительского спроса. Вклад в замедление роста потребительских цен внесли и временные дезинфляционные факторы, включая смещение сезонности в динамике цен на плодоовощную продукцию на фоне более раннего поступления нового урожая. В замедлении годовой инфляции также проявляется эффект высокой базы в динамике цен на основные виды моторного топлива.

В августе инфляционные ожидания населения несколько снизились, но при этом остаются на повышенном уровне. Ценовые ожидания предприятий демонстрировали смешанную динамику в условиях произошедшего в августе ослабления рубля. Замедление годовой инфляции создает условия для снижения инфляционных ожиданий в будущем.

С учетом фактической динамики инфляции Банк России снизил прогноз годовой инфляции по итогам 2019 года с 4,2-4,7 до 4,0-4,5%. В дальнейшем, по прогнозу Банка России, с учетом проводимой денежно-кредитной политики годовая инфляция останется вблизи 4%.

Денежно-кредитные условия. С момента предыдущего заседания Совета директоров Банка России денежно-кредитные условия продолжили смягчаться. Этому в том числе способствовало изменение ожиданий участников финансового рынка относительно траектории ключевой ставки Банка России, а также дальнейший пересмотр вниз ожидаемых траекторий процентных ставок в США и еврозоне. Продолжилось снижение доходностей ОФЗ и процентных ставок в большинстве сегментов депозитно-кредитного рынка. Принятые Банком России решения о снижении ключевой ставки и снижение доходностей ОФЗ создают условия для дальнейшего снижения депозитно-кредитных ставок.

Продолжается рост кредитования реального сектора на фоне смягчения денежно-кредитных условий. При этом с июня годовой темп прироста кредитов физическим лицам замедляется после заметного увеличения в 2018 — начале 2019 года.

Экономическая активность. Темпы роста российской экономики по-прежнему складываются ниже ожиданий Банка России. Это связано со снижением внешнего спроса на товары российского экспорта в условиях происходящего замедления мировой экономики, а также со слабой динамикой инвестиционной активности, в том числе в части государственных инвестиционных расходов. В июле продолжился годовой рост промышленного производства, однако опережающие индикаторы за июль-август указывают на возможность ухудшения ситуации в промышленности. В условиях стагнации реальных располагаемых доходов населения продолжается снижение годового темпа роста оборота розничной торговли. Рынок труда не создает избыточного инфляционного давления. Безработица на исторически низком уровне обусловлена не расширением спроса на труд, а одновременным сокращением численности занятых и трудоспособного населения.

В первом полугодии бюджетная политика оказала сдерживающее влияние на динамику экономической активности. Это отчасти связано с более медленной, чем ожидалось, реализацией запланированных Правительством национальных проектов. Увеличение государственных расходов, включая расходы инвестиционного характера, во второй половине 2019 года окажет поддержку экономическому росту.

C учетом слабой экономической активности, наблюдавшейся с начала текущего года, Банк России снизил прогноз темпа прироста ВВП в 2019 году с 1,0-1,5 до 0,8-1,3%. В 2020-2021 годах темпы роста российской экономики также пересмотрены вниз с учетом ожидаемого замедления роста мировой экономики. Ускорение экономического роста до 2-3% к 2022 году возможно по мере реализации комплекса мер Правительства по преодолению структурных ограничений, в том числе реализации национальных проектов.

Инфляционные риски. До конца года дезинфляционные и проинфляционные риски сбалансированы. Дезинфляционные факторы прежде всего связаны со слабой динамикой внутреннего и внешнего спроса. При этом рост бюджетных расходов во второй половине 2019 — начале 2020 года, вероятно, будет иметь более распределенный во времени характер, что снижает риски проинфляционного эффекта со стороны данного фактора. Вместе с тем в случае более значительного снижения темпов роста мировой экономики, в том числе под влиянием ужесточения международных торговых ограничений, иных геополитических факторов, может происходить усиление волатильности на мировых товарных и финансовых рынках, оказывая влияние на курсовые и инфляционные ожидания.

На более длинном горизонте сохраняются проинфляционные риски со стороны ряда внутренних условий. Значимым риском остаются повышенные и незаякоренные инфляционные ожидания. На среднесрочную динамику инфляции также могут оказать влияние параметры бюджетной политики, в том числе решения об использовании ликвидной части Фонда национального благосостояния сверх порогового уровня в 7% ВВП.

Оценка Банком России рисков, связанных с динамикой заработных плат и цен отдельных продовольственных товаров, возможными изменениями в потребительском поведении, существенно не изменилась. Эти риски остаются умеренными.

При развитии ситуации в соответствии с базовым прогнозом Банк России будет оценивать целесообразность дальнейшего снижения ключевой ставки на одном из ближайших заседаний Совета директоров. Банк России будет принимать решения по ключевой ставке с учетом фактической и ожидаемой динамики инфляции относительно цели, развития экономики на прогнозном горизонте, а также оценивая риски со стороны внутренних и внешних условий и реакции на них финансовых рынков.

Следующее заседание Совета директоров Банка России, на котором будет рассматриваться вопрос об уровне ключевой ставки, запланировано на 25 октября 2019 года. Время публикации пресс-релиза о решении Совета директоров Банка России и среднесрочного прогноза – 13:30 по московскому времени.

Заявление от 26 июля

Совет директоров Банка России 26 июля 2019 года принял решение снизить ключевую ставку на 25 б.п., до 7,25% годовых. Продолжается замедление инфляции. Однако инфляционные ожидания остаются на повышенном уровне. Темпы роста российской экономики складываются ниже ожиданий Банка России. Слабая экономическая активность наряду с временными факторами ограничивает инфляционные риски на краткосрочном горизонте. По прогнозу Банка России, с учетом проводимой денежно-кредитной политики годовая инфляция вернется к 4% в начале 2020 года.

При развитии ситуации в соответствии с базовым прогнозом Банк России допускает возможность дальнейшего снижения ключевой ставки на одном из ближайших заседаний Совета директоров и переход к нейтральной денежно-кредитной политике в первой половине 2020 года. Банк России будет принимать решения по ключевой ставке с учетом фактической и ожидаемой динамики инфляции относительно цели, развития экономики на прогнозном горизонте, а также оценивая риски со стороны внутренних и внешних условий и реакции на них финансовых рынков.

Динамика инфляции. Продолжается замедление инфляции. Годовой темп прироста потребительских цен в июне снизился до 4,7% (с 5,1% в мае 2019 года) и, по оценке на 22 июля, составил около 4,6%. Годовая базовая инфляция по итогам июня снизилась впервые с марта 2018 года и составила 4,6%. Месячный темп прироста потребительских цен с исключением сезонности замедлился до 0,1% в июне после 0,3-0,4% в феврале-мае. При этом большинство показателей месячной инфляции, отражающих наиболее устойчивые процессы ценовой динамики, по оценкам Банка России, находятся вблизи 4% в годовом выражении.

Сдерживающее влияние на инфляцию оказывает динамика потребительского спроса. Вклад в замедление роста потребительских цен внесли и временные дезинфляционные факторы, включая укрепление рубля с начала текущего года и снижение цен на плодоовощную продукцию на фоне более раннего поступления нового урожая. На динамике годовой инфляции также отразились эффекты базы.

В июне-июле ценовые ожидания предприятий продолжили снижаться. Инфляционные ожидания населения с апреля существенно не изменились, оставаясь на повышенном уровне. Замедление инфляции создает условия для снижения инфляционных ожиданий в будущем.

По прогнозу Банка России, с учетом проводимой денежно-кредитной политики годовая инфляция вернется к 4% в начале 2020 года.

Денежно-кредитные условия. С момента предыдущего заседания Совета директоров Банка России денежно-кредитные условия продолжили смягчаться. Этому в том числе способствовало изменение ожиданий участников финансового рынка относительно траектории ключевой ставки Банка России, а также пересмотр вниз ожидаемых траекторий процентных ставок в США и еврозоне. Продолжилось снижение доходностей ОФЗ и депозитных ставок. Принятые Банком России решения о снижении ключевой ставки и произошедшее с начала текущего года снижение доходностей ОФЗ создают условия для снижения депозитно-кредитных ставок в будущем.

В июне продолжился рост кредитования реального сектора на фоне смягчения денежно-кредитных условий. Годовой темп прироста кредитов нефинансовым организациям достиг максимума с 2015 года, а темп прироста кредитов физическим лицам стабилизировался после заметного увеличения в предыдущие месяцы.

Экономическая активность. Темпы роста российской экономики с начала года складываются ниже ожиданий Банка России. Это связано со слабой динамикой инвестиционной активности, а также значительным снижением годовых темпов роста экспорта, в том числе на фоне ослабления внешнего спроса. Во II квартале наметилось ускорение годового роста промышленного производства, которое может не иметь устойчивый характер. Продолжилось снижение годового темпа роста оборота розничной торговли в условиях сокращения реальных располагаемых доходов населения. Безработица находится на исторически низком уровне, однако в условиях сокращения числа занятых и рабочей силы это не создает избыточного инфляционного давления.

В первом полугодии бюджетная политика оказала дополнительное сдерживающее влияние на динамику экономической активности, что отчасти связано со смещением сроков реализации ряда запланированных Правительством национальных проектов. Со второй половины 2019 года ожидается увеличение государственных расходов, в том числе инвестиционного характера.

Инфляционные риски. На краткосрочном горизонте дезинфляционные риски преобладают над проинфляционными. Это прежде всего связано со слабой динамикой внутреннего и внешнего спроса.

При этом значимыми рисками остаются повышенные и незаякоренные инфляционные ожидания. Сохраняются риски замедления роста мировой экономики, в том числе вследствие дальнейшего ужесточения международных торговых ограничений. Геополитические факторы могут привести к усилению волатильности на мировых товарных и финансовых рынках и оказать влияние на курсовые и инфляционные ожидания. Факторы со стороны предложения на рынке нефти могут усиливать волатильность мировых цен на нефть. Однако произошедший в июне-июле пересмотр ожидаемых траекторий процентных ставок в США и еврозоне снижает риски значительного оттока капитала из стран с формирующимися рынками.

Бюджетная политика может оказать значимое влияние на динамику инфляции как на краткосрочном, так и на среднесрочном горизонте. Догоняющий рост бюджетных расходов во втором полугодии текущего года может иметь проинфляционный эффект в конце 2019 — начале 2020 года. В дальнейшем повышательное давление на инфляцию могут оказать возможные решения об использовании ликвидной части Фонда национального благосостояния сверх порогового уровня в 7% ВВП.

Оценка Банком России рисков, связанных с динамикой заработных плат, цен на отдельные продовольственные товары, возможными изменениями в потребительском поведении, существенно не изменилась. Эти риски остаются умеренными.

При развитии ситуации в соответствии с базовым прогнозом Банк России допускает возможность дальнейшего снижения ключевой ставки на одном из ближайших заседаний Совета директоров и переход к нейтральной денежно-кредитной политике в первой половине 2020 года. Банк России будет принимать решения по ключевой ставке с учетом фактической и ожидаемой динамики инфляции относительно цели, развития экономики на прогнозном горизонте, а также оценивая риски со стороны внутренних и внешних условий и реакции на них финансовых рынков.

Share this post

Post Comment